Сказки_ Ирис Ревю, Дональд Биссет, Полин Комильфо

СКАЗКА НА НОЧЬ «УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ СЕРОЙ МЫШКИ»
Автор: ИРИС РЕВЮ
Жила-была серая мышка. Мышка не считала себя красавицей. Глазки небольшие, бровки домиком, шубка не богата. Лиса, например, по сравнению с ней была просто красавица. Озорные глазки, пушистый рыжий хвост, модная шубка, такая воображуля!
— Я тоже хочу стать красавицей, — подумала серая мышка.
Первым делом будущая красавица решила поискать волшебницу, которая помогла бы ей добиться своего. Когда-то мышь слышала о разноцветной букашке, которая умела творить чудеса. Серая мышка разыскала разноцветную букашку и сказала ей следующее:
— Хочу стать красавицей! Иметь пушистый хвост и кисточки на ушах, как у белки, белую пушистую шубку, как у зайца, большие красивые глаза, как у совы, чудесные полоски, как у бурундука. А если ты не исполнишь моё желание, то я тебя съем.
Разноцветная букашка совсем не испугалась угроз какой-то серой мышки, но решила помочь ей стать лучше. Дело в том, что букашке самой было интересно, чем это всё закончится. Букашка дала мышке волшебную витаминку и та её проглотила. Через минуту перед букашкой стояла особа, на которую без смеха нельзя было смотреть.
— Красавица! – весело сказала букашка.
Серая мышка загордилась, и отправилась гулять по лесу. Пусть лесные жители посмотрят на неземную красоту. С незнакомкой никто не здоровался. Она бежала то к одному, то к другому, и всем сообщала, что она та самая серая мышь. Жители леса кивали головой, но никто не верил, что это именно она. А между собой они переговаривались, удивлялись тому, что какой-то смешной незнакомый зверёк представляется мышью.
Наконец серая мышь поняла, что её никто не признаёт, и вступила в разговор с зайцем. Мышь спросила, как поживают его детишки, назвала их по именам, только тогда заяц поверил ей, что она мышь.
— А почему ты сама на себя не похожа? Откуда этот хвост, кисточки, глаза?
Когда мышь объяснила ему, что она захотела стать красавицей, заяц рассмеялся и сказал, что в прежнем виде она нравилась ему больше. И у неё сейчас слишком много ярких деталей.
— Что ты понимаешь? – сказала мышь. – Красоты много не бывает!
Сказать-то сказала, но в душе она понимала, что никто не впечатлился её красотой, и надо возвращаться к прежнему облику. Она нехотя побежала к разноцветной букашке и вежливо попросила её о том, чтобы та вернула ей первоначальный облик.
Букашка выполнила её просьбу и тихо удалилась.
Серая мышь побрела по тропинке. И надо же такому случиться! Встречающиеся ей лесные жители хвалили её внешний вид, говорили, что она мила, хозяйственна, что она особенна. Никогда в жизни серая мышь не слышала столько комплиментов. Она решила, что самое лучшее – это оставаться тем, кто ты есть!
Серая мышка весело побежала домой, от красивых слов у неё кружилась голова, а так как было уже довольно поздно, то она легла спать. Ночью её снились красивые, радужные сны.
Пора и тебе спать дружок. Уже задремали золотые звёзды. Сонные березки пожелали друг другу «спокойной ночи». За последними лучами заката подсмотрели птицы. Они тоже скоро уснут.
Спокойной ночи!

ДОНАЛЬД БИССЕТ. БАЦ!
В дыре в стене в комнате в доме в переулке в городе в стране в мире во Вселенной жила-была мышка. Звали её Элис.
Как-то раз Элис лежала на перинке, ела сыр и наблюдала за пауком на потолке, который старался перепрыгнуть с одной балки на другую.
Он висел на длинной нитке и изо всех сил раскачивался. Раз — туда, два обратно, три — туда… Бац! — он набил себе здоровенную шишку о балку и пополз назад к паутине. Настроение у него испортилось.
Он посидел, подумал и решил сделать последнюю попытку. На этот раз перепрыгнул.
Когда Элис надоело наблюдать за пауком, она побежала в зоопарк к своему приятелю Бобу — кенгуру.
Боб в этот день надел новые ботинки на каучуковой подошве, чтобы удобнее было прыгать.
Когда явилась Элис, он как раз тренировался.
— Смотри, как высоко я прыгаю! — сказал Боб и подпрыгнул.
Высоко-высоко, даже выше ограды; а потом ещё выше — выше домов; а потом ещё выше — даже выше башен и колоколен, а потом… Но в эту минуту над ним пролетал самолёт, и Боб со всего размаха — бац! — набил себе здоровенную шишку, стукнувшись о крыло самолёта.
«Ну и ну! — подумала Элис. — Прямо как паук головой о балку».
Но Боб подпрыгнул ещё раз — высоко-высоко, почти до самого солнца. А потом пошёл к сторожу зоопарка, и сторож сделал ему холодную примочку, чтобы шишка скорее прошла.
После этого Элис и Боб вместе поужинали.
А после ужина Элис вернулась домой и сделала холодную примочку пауку.
«Вот это друг!» — подумал паук.
Он устроился поудобнее в паутине и заснул. В дыре в стене в комнате в доме в переулке в городе в стране в мире во Вселенной жила-была мышка. Звали её Элис.
Как-то раз Элис лежала на перинке, ела сыр и наблюдала за пауком на потолке, который старался перепрыгнуть с одной балки на другую.
Он висел на длинной нитке и изо всех сил раскачивался. Раз — туда, два обратно, три — туда… Бац! — он набил себе здоровенную шишку о балку и пополз назад к паутине. Настроение у него испортилось.
Он посидел, подумал и решил сделать последнюю попытку. На этот раз перепрыгнул.
Когда Элис надоело наблюдать за пауком, она побежала в зоопарк к своему приятелю Бобу — кенгуру.
Боб в этот день надел новые ботинки на каучуковой подошве, чтобы удобнее было прыгать.
Когда явилась Элис, он как раз тренировался.

— Смотри, как высоко я прыгаю! — сказал Боб и подпрыгнул.
Высоко-высоко, даже выше ограды; а потом ещё выше — выше домов; а потом ещё выше — даже выше башен и колоколен, а потом… Но в эту минуту над ним пролетал самолёт, и Боб со всего размаха — бац! — набил себе здоровенную шишку, стукнувшись о крыло самолёта.
«Ну и ну! — подумала Элис. — Прямо как паук головой о балку».
Но Боб подпрыгнул ещё раз — высоко-высоко, почти до самого солнца. А потом пошёл к сторожу зоопарка, и сторож сделал ему холодную примочку, чтобы шишка скорее прошла.
После этого Элис и Боб вместе поужинали.
А после ужина Элис вернулась домой и сделала холодную примочку пауку.
«Вот это друг!» — подумал паук.
Он устроился поудобнее в паутине и заснул.

ИСТОРИЯ ПРО МЫШЕК/ ПОЛИН КОМИЛЬФО
Жили-были две маленькие мышки. Машка-мама и мышка-Иришка. Они были такие маленькие, такие хорошенькие. Влажные и добрые черненькие глазки. Серые, пушистые ушки, мягкие усики и тоненькие хвостики. Они жили очень дружной семьей, крепко любили друг друга и очень скучали по папе, которого у них никогда не было. Папа ушел давно, когда еще не было мышки-дочки. Они тогда с мамой сильно поссорились, и он ушел. Неизвестно куда. Наши мышки даже не знали, жив он или нет. Может, его давно поймала хитрая лиса или хищная сова. Конечно, им было нелегко одним. Некому было выкопать новую норку. Когда хозяйка-мышка убегала на поиски зернышек, ей приходилось оставлять дочку одну. Мама старалась быть веселой, говорила, что все будет хорошо. И мышка-дочка верила ей. Кому же еще ей было верить, как не самому близкому существу в ее маленьком мире.
В этом маленьком мире была только маленькая норка, огромное поле и бесконечное небо над головой. Когда Иришка выходила из норки, ей становилось страшно одной перед этим чужим миром, в котором гораздо больше врагов, чем друзей. Друзьями их были пара хомяков и другие мышки, живущие поблизости. Она прибегала в гости к другим мышкам и видела, как их папы играют с ними. Как маленькие мышата нежно трутся о папину мордочку своими носиками. Как они хихикают, когда папа щекочет их своим хвостиком. Это щекотало чувства маленькой мышки. С одной стороны, ей так не хватало этого, с другой – ей было радостно за других мышек, было радостно, что они счастливы. В такие минуты ей очень не хотелось идти домой. Конечно, она очень любила свою маму и скучала по ней. Но у них дома не было того воздуха, который жил в этих семьях.
Однажды осенью маленькая мышка вышла из норки после дождя, ей хотелось подышать свежим воздухом. В норке было душно и темно. Там хорошо спать, уткнувшись в мамин животик. А ей хотелось помечтать.
Она немножко помечтала о лете и сладкой, свежей травке, о теплом солнышке, которое давно уже не появлялось на небосклоне, затянутом тучами. Было уже темно. На небе где-то далеко-далеко сияла яркая звезда. Она смотрела на эту одинокую звезду. И ей тоже было одиноко. Оттого, что ее никто не понимал. Маленьким мышкам, ее друзьям всегда было весело. И они не задумывались о серьезных вещах. А ей не давали покоя вопросы: почему у нее нет папы? Почему его так не хватает? Когда он придет? Маме говорить об этом она не решалась – вдруг мама рассердиться. Нет, у нее была очень добрая и чуткая мама. Иришка боялась расстраивать ее. Она мечтала и верила, что папа однажды обязательно придет. Как они с мамой обрадуются! И мама сразу его простит. И они будут о чем-то долго-долго говорить шепотом, когда она уснет. А на следующий день они с папой пойдут гулять. Им будет очень весело вместе. Сначала, они будут играть и валяться в пыли у дороги. А потом она сядет и будет долго, не отрываясь, слушать папины рассказы о том, где он был и какие опасности, трудности преодолел, чтобы вернуться к ним….
Мечтая обо всем этом, она так и уснула на сырой травке перед норкой. Ей снился папа. Он был смелым, сражаясь со сказочными котами, которых мышка никогда не видела, но очень живо себе представляла по маминым рассказам. Ей снилось, как папа спасает их с мамой от сильного дождя, затопившего их норку. Такой сладкий был сон…. Мама почувствовала это и не стала ее будить, только осторожно перенесла на кроватку из мягких перышек и травинок, любимую кроватку маленькой мышки, на которой она спала всю свою жизнь.
  • There aren't any photos here yet!

Новый сайт

Добро пожаловать в новую версию моей фото-галереи

 

Старая версия доступна тут