Сказки_Пляцковский, Успенский, Сутеев, Бианки, Ушинский, Алексей Толстой

МИХАИЛ ПЛЯЦКОВСКИЙ — МЫШОНОК КРОШКА ВЫХОДИТ НА ЛЁД: СКАЗКА
После того как по телевизору показывали фигурное катание, мышонок Крошка твердо решил освоить этот красивый вид спорта.
– Купи мне коньки, мама, – сказал он. – Я хочу стать фигуристом?
– Куда тебе? – замахала мама лапками. – Упадешь? Разобьешься?
– Это я упаду? Это я разобьюсь? – настаивал на своем мышонок. – Вот увидишь, я еще чемпионом стану. В одиночном катании…
Купила мама своему Крошке новенькие блестящие коньки – и отправился он на каток. Вышел на лед, а лапки разъезжаются в разные стороны. Не удержался Крошка – и растянулся на льду. Поднялся и снова – шлеп. Встал, отряхнулся – и покатился. Катится, а остановиться не может.
– Посторонись! – кричит. – Зашибу! Уходи с дороги!
А на катке в это время соревнования юных фигуристов проходили. Мышонок вовсе не знал об этом. Он летел без остановки. Все кружилось, мелькало, плыло у него перед глазами. Крошка ничего не видел, ничего не слышал, ничего не соображал.
Кролик Кочерыжка как раз заканчивал выступление, когда на него, откуда ни возьмись, наскочил мышонок. Кролик чуть не упал, но все-таки успел подхватить и поднять над собой маленького Крошку. Скорость мышонка передалась кролику – и они стремительно закружились под веселое одобрение публики.
Спортивный судья ослик Алфавит растерялся, так как вместо одиночного катания кролика Кочерыжки вдруг получилось что-то другое. Но судья быстро нашел выход из трудного положения:
– В парном катании чемпионами Ледяной Конькиниады стали кролик Кочерыжка и мышонок… мышонок… Как тебя зовут, мышонок?
– Крошка…
– И мышонок Крошка! – под аплодисменты зрителей объявил судья. – Победители награждаются памятными подарками! Оркестр, туш!
Тут заиграла музыка. Все стали поздравлять кролика и мышонка. А потом, когда зрители успокоились и наступила тишина, мышонок Крошка подошел к микрофону и пропищал тоненьким голоском:
– Несмотря на то, что мне повезло стать чемпионом, я все равно… научусь на коньках кататься! Вот увидите!

ЭДУАРД УСПЕНСКИЙ — КОТ МАТРОСКИН И МЫШИ: СКАЗКА
У дяди Фёдора в доме вдруг мыши завелись. Всё грызут: и крупу, и валенки. Сунул дядя Фёдор ногу в тапочек, а оттуда мышка на него рычит.
Дядя Фёдор говорит:
– Матроскин, ты у нас кот, – вот и лови мышей.
– Почему я? – спорит Матроскин. – Вот у нас Шарик – охотничий пёс. Пусть он и охотится.
– Вы как хотите, – говорит дядя Фёдор. – А чтобы мышей дома не было!
Пёс Шарик взял зимнюю удочку, привязал на конец лески кусочек сала, сел у норки и стал ждать, когда у него мыши клевать начнут.
А мыши сало склёвывают, а за верёвочку не цепляются.
– Да у тебя же крючка нет! – говорит Матроскин. – Ты же попусту время тратишь.
– А мне жалко их на крючок, – отвечает Шарик.
– Ладно-ладно, корми их, – говорит кот, – раз тебе делать нечего. Может, они такими толстыми станут, что не смогут из норы вылезать крупу есть.
Сам Матроскин пошёл в кладовку, взял большой и сильный пылесос, который мама с папой хозяйственному дяде Фёдору подарили, и два шланга к нему присоединил.
Он всасывающий шланг к одной норке приставил, а выдувающий – к другой. И как включит!
В подполе сразу сильная буря началась. Всё мелкое, что там было, немедленно к Матроскину в пылесос затянуло, в первую очередь всех мышей.
Матроскин взял пылесос, вышел далеко в поле и мышей из пылесоса в траву вытряхнул.
Мыши, совсем обалдевшие, из пылесоса выпали. Они потом два часа в себя приходили. И решили к Матроскину больше не возвращаться. Они сказали:
– Айда к почтальону Печкину в дом! У него таких вредных пылесосов, слава богу, нет.
Когда Матроскин домой вернулся, ему Шарик сказал:
– Ты знаешь, мне такая большая мышь попалась, что даже удочку мою утащила.
– Да, – ответил кот. – Бывают такие большие мыши, что могут удочку утащить. Крысы называются. Только в нашем доме их быть не может. Они от одного моего запаха за километр убегают, потому что я не из простых котов, а из крысоловских. А твоя удочка вон там, посреди поля в траве валяется.
Это он так сказал потому, что удочку Шарика вместе с мышами в пылесос затянуло. И Матроскин её вместе с мышами в траву вытряхнул.
С тех пор мыши в доме кончились.

ВЛАДИМИР СУТЕЕВ — МЫШОНОК И КАРАНДАШ: СКАЗКА
Жил-был на столе у Вовы Карандаш.
Однажды, когда Вова спал, на стол забрался Мышонок. Увидел Карандаш, схватил и потащил к себе в норку.
— Отпусти меня, пожалуйста! — взмолился Карандаш. — Ну зачем я тебе нужен? Я деревянный, и меня нельзя есть.
— Я тебя буду грызть! — сказал Мышонок. — У меня чешутся зубы, и я всё время должен что-нибудь грызть. Вот так! — И Мышонок больно укусил Карандаш.
— Ой, — сказал Карандаш. — Тогда дай мне в последний раз что-нибудь нарисовать, а потом делай что хочешь.
— Так и быть, — согласился Мышонок, — рисуй! Но потом я тебя всё равно изгрызу на мелкие кусочки.
Вздохнул тяжело Карандаш и нарисовал кружок.
— Это сыр? — спросил Мышонок.
— Может быть, и сыр, — сказал Карандаш и нарисовал ещё три маленьких кружочка.
— Ну, конечно, сыр, а это дырочки в нём, — догадался Мышонок.
— Может быть, и дырочки, — согласился Карандаш и нарисовал ещё один большой кружок.
— Это яблоко! — закричал Мышонок.
— Может быть, и яблоко, — сказал Карандаш и нарисовал несколько вот таких длинных кружочков.
— Я знаю, это сардельки! — закричал, облизываясь, Мышонок, — Ну, кончай скорее, у меня ужасно чешутся зубы.
— Подожди минуточку, — сказал Карандаш.
И когда он начал рисовать вот эти уголки, Мышонок закричал:
— Это похоже на ко… Не рисуй больше!
А Карандаш уже нарисовал большие усы…
— Да это настоящая кошка! — пискнул испуганный Мышонок. — Спасите! — и бросился к себе в норку.
С той поры Мышонок оттуда носу не показывал. А Карандаш у Вовы до сих пор живёт, только он стал вот какой маленький.
И ты своим карандашом попробуй нарисовать такую кошку, на страх мышатам.

ВИТАЛИЙ БИАНКИ — ЛИС И МЫШОНОК: СКАЗКА
— Мышонок, мышонок, отчего у тебя нос грязный?
— Землю копал.
— Для чего землю копал?
— Норку делал.
— Для чего норку делал?
— От тебя, лис, прятаться.
— Мышонок, мышонок, а я тебя подстерегу!
— А у меня в норке спаленка.
— Кушать захочешь — вылезешь!
— А у меня в норке кладовочка.
— Мышонок, мышонок, а ведь я твою норку разрою!
— А я от тебя в отнорочек — и был таков!

КОНСТАНТИН УШИНСКИЙ — МЫШКИ: СКАЗКА
Собрались мышки у своей норки, старые и малые. Глазки у них черненькие, лапки у них маленькие, остренькие зубки, серенькие шубки, ушки кверху торчат, хвостища по земле волочатся. Собрались мышки, подпольные воровки, думушку думают, совет держат: «Как бы нам, мышкам, сухарь в норку протащить?» Ох, берегитесь мышки! Ваш приятель, Вася, недалеко. Он вас очень любит, лапкой приголубит; хвостик вам помнет, шубочки вам порвет.

АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ — МАША И МЫШКИ: СКАЗКА
— Спи, Маша, — говорит нянюшка, — глаза во сне не открывай, а то на глаза кот прыгнет.
— Какой кот?
— Чёрный, с когтями.
Маша сейчас же глаза и зажмурила. А нянька залезла на сундук, покряхтела, повозилась и носом сонные песни завела. Маша думала, что нянька из носа в лампадку масла наливает.
Подумала и заснула. Тогда за окном высыпали частые, частые звёзды, вылез из-за крыши месяц и сел на трубу…
— Здравствуйте, звёзды, — сказала Маша.
Звёзды закружились, закружились, закружились. Смотрит Маша — хвосты у них и лапки. — Не звёзды это, а белые мыши бегают кругом месяца.
Вдруг под месяцем задымилась труба, ухо вылезло, потом вся голова — чёрная, усатая.
Мыши метнулись и спрятались все сразу. Голова уползла, и в окно мягко прыгнул чёрный кот; волоча хвост, заходил большими шагами, всё ближе, ближе к кровати, из шерсти сыпались искры.
«Глаза бы только не открыть», — думает Маша.
А кот прыгнул ей на грудь, сел, лапами упёрся, шею вытянул, глядит.
У Маши глаза сами разлепляются.
— Нянюшка, — шепчет она, — нянюшка.
— Я няньку съел, — говорит кот, — я и сундук съел.
Вот-вот откроет Маша глаза, кот и уши прижал… Да как чихнёт.
Крикнула Маша, и все звёзды-мыши появились откуда ни возьмись, окружили кота; хочет кот прыгнуть на Машины глаза — мышь во рту, жрёт кот мышей, давится, и сам месяц с трубы сполз, поплыл к кровати, на месяце нянькин платок и нос толстый…
— Нянюшка, — плачет Маша, — тебя кот съел… — И села.
Нет ни кота, ни мышей, а месяц далеко за тучками плывёт.
На сундуке толстая нянька выводит носом сонные песни.
«Кот няньку выплюнул и сундук выплюнул», — подумала Маша и сказала:
— Спасибо тебе, месяц, и вам, ясные звёзды.

АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ — МЫШКА: СКАЗКА
По чистому снегу бежит мышка, за мышкой дорожка, где в снегу лапки ступали.
Мышка ничего не думает, потому что в голове у неё мозгу — меньше горошины.
Увидела мышка на снегу сосновую шишку, ухватила зубом, скребёт и всё чёрным глазом поглядывает — нет ли хоря.
А злой хорь по мышиным следам полает, красным хвостом снег метёт.
Рот разинул — вот-вот на мышь кинется… Вдруг мышка царапнула нос о шишку, да с перепугу — нырь в снег, только хвостом вильнула. И нет её.
Хорь даже зубами скрипнул — вот досада. И побрёл, побрёл хорь по белому снегу. Злющий, голодный — лучше не попадайся.
А мышка так ничего и не подумала об этом случае, потому что в голове мышиной мозгу меньше горошины. Так-то.
  • There aren't any photos here yet!

Новый сайт

Добро пожаловать в новую версию моей фото-галереи

 

Старая версия доступна тут